#ТиДи2016 тридцать восьмая проповедь года: "От вины к благодарности"

#ТиДи2016 тридцать восьмая проповедь года: "От вины к благодарности"

#ТиДи2016 тридцать восьмая проповедь года: "От вины к благодарности"

Я хочу учить немного. Это поможет вам справиться с виной.

И справиться с жизнью, и справиться с ошибками, И справиться с плохими решениями. Потому что в этом зале нет ни одного, кто не делал плохих решений рано или поздно в своей жизни.

Я получу хорошее "Аминь?" Я спрашиваю: "Я получу хорошее "Аминь"?"


Как обычно, полный текст проповеди (с комментариями), и видео внизу.

(Кликните здесь, если хотите смотреть, а не читать)


Пойми, тебе надо понять, когда у тебя есть чувство вины, в хорошем смысле, оно является как показатель, что ты живёшь не лучшей своей жизнью, не лучшего себя, ты не представил себя в свете, который ты мог бы явить, что где-то в глубине тебя, есть лучший ты, кричащий, чтобы его выпустили наружу.

Есть лучший ты, говорящий, что эти решения, не являются настоящим отражением того, кто я есть на самом деле.

Может я сделал то, что они говорят я сделал, но я не тот, кем они меня теперь называют.

Попробую здесь, до них не дошло, попробую на вас. Может я сделал то, что они говорят я сделал, но я не тот, кем они меня теперь называют.

Ты когда-нибудь делал что-то, что не отражает того, кто ты есть?

Значит только я и ещё три человека в зале, спасибо Богу за вас. А остальные фальшивки, что пришли сегодня в церковь, благословит вас Бог и улыбнуться вам небеса, до встречи!

Может я это и сделал, но я не это. И часть меня, что не такова бунтует против той части меня, что сделала это, и мне стыдно, и я виноват, потому что я не проявил лучшую часть того, кто я есть, и теперь мне надо жить с виной того, кто я такой, и того, что ты говоришь обо мне... в результате того, что я сделал.

Потому что часть наказания, это боль от того, что люди шепчутся, о том, какие решения ты принимал.

И трудно защищать себя, когда есть правда в том, что они говорят.

Я говорил тебе, это будет трудно. Трудно защищать себя, когда бормотание голоса обвинения сильнее внутри, чем голос всех критиков снаружи.

Вина, это не только о том, что другие говорят о тебе, это о том, что ты говоришь о себе.

Это обвинение, что приходит на тебя, это борьба, которая живёт глубоко внутри тебя.

Когда ты говоришь... Ты когда-то спрашивал: "О чём я... думал?"

Бывало такое, что ты оглядывался и спрашивал: "Чего я курнул тогда, чтобы такое сделать?"

Что случилось? Кто что подсыпал мне в лимонад? Что случилось, что я так далеко зашёл? Ты говоришь, я...

Одна из вещей, что мы делаем с виной, из-за того, что она настолько тяжёлое бремя, ноша.

Потому что она может существовать только там, где тебя это волнует. Она может существовать только там, где тебя что-то волнует.

Поэтому она становится тяжёлой ношей. Поэтому, что мы делаем, мы меняем свою рассказы о том, что случилось, чтобы воспоминания казались более вкусными. Мы меняем свои рассказы о том, что случилось, чтобы сделать воспоминания более удобоваримыми.

Мы блокируем то, чего мы стыдимся, а помним то, как люди откликались на нас, не вспоминая, как мы домогались этого отклика.

Избирательная амнезия. Да.

Итак, та версия, что мы рассказываем себе о том, что произошло, вызывает некую токсичность в душе. Которая мешает нам получить то, что Бог хотел дать нам. Потому что Бог приходит только на истину, а ты так долго говорил себе ложь, что тебя невозможно освободить, потому что ты не можешь уже признать правду.

Я дальше пойду, можно копнуть? Вы же знаете, какой я, я пойду дальше, я пойду.

Был человек, который сидел у купальни 38 лет, рассказывающий себе брехню снова и снова и снова, вот эта брехня: "Я здесь, потому что каждый раз, когда я пытаюсь забраться в купальню, кто-то встаёт у меня на дороге, и никто не помогает мне". Это ложь! За 38 лет ты мог скатиться в купальню. За 38 лет ты мог доползти до купальни! За 38 лет, видя, как другие люди попадают в купальню каждый год, если они попадали туда, почему ты не мог попасть в купа...

Пойми, боль жизни с этими вопросами порождает мысль: "Ну, я бы попал туда, но я вырос без отца. Я бы попал туда, но у меня мама была швалью, я бы попал туда, но я не знаю, откуда я, я бы попал туда, но я прогулял первый класс, я бы добрался, но я чёрный, я бы попала туда, но я белая женщина, я бы добралась, ноя женщина, я бы добралась, но..."

Это те вещи, что мы говорим себе, чтобы заглушить боль груза того, что я сам на себя это навлёк.

Я это сделал. И не возможно помочь в консультировании людям, которые не берут на себя ответственность за то, что сделали.

По ты не признаешь, что сделал, пока не примешь ответственность за это, пока ты не перестанешь прятаться от вины, потому что ты пытаешься анестезировать вину, ты, ты знаешь, почему твоя дочь не уважает тебя.

Ты знаешь, почему она обматерила тебя, ты знаешь, что она видела про тебя и того соседа через дорогу, но ты блокируешь то, что произошло у тебя с тем соседом, и говоришь: "Я не позволю ей не уважать меня, она сошла с ума!"

Когда на самом деле ты...

Вы сказали мне копать глубоко, вы сказали мне копать глубоко. "Я игнорирую этих ненавистников", но я не ненавистник, мне больно, потому что ты избивала меня как собаку, а я говорю правду.

Это не ненавистник, но ты меняешь байку...

Потому что вес сути может означать признание "Мой сын ведёт себя безумно, потому что я не был хорошим отцом, и когда ему был нужен, меня не было рядом".

И он видел от меня то, что я мне не стоило делать, но в тот момент моей жизни я это сделал". Ты должен перестать говорить себе: "Я не знаю, чего это он рехнулся". Знаешь. Ты знаешь, почему он безумствует. И ты единственный, кто может это исправить, потому что ты знаешь, что с ним не так.

И ты не можешь, ты не можешь исцелиться, брат, пока ты говоришь себе: "Ну, кто-то опять на пути встал, ну, я не виноват"

Ты знаешь, в чём проблема. Но вес... Вес вины, ты знаешь, его не залечить, если его не признать.

И зачем мы всё это делаем? Для того, чтобы защитить наши умы от вины в том, что мы сделали.

От вины в том, что мы сделали. Рано или поздно так или иначе.

И проще наказывать меня за мою реакцию на твоё поведение, нежели тебе признать, что мы домогался такой реакции тем, как ты со мной обошёлся.

И ты затащил нас обоих в канаву, из-за того, что ты отнекиваешься, ты не можешь дать мне исцеления, которое нужно мне, чтобы жить дальше, и мы оба застряли в канаве, с гирями... С гирей, что я тащу.

Иисус задавал людям вопросы типа: "Хочешь ли быть исцелённым?" Потому что в большинстве случаев, нет моего хотения быть исцелённым. Нет хотения. Я не выбирал этого. Я не решал, что хочу быть гневным чёрным. Или гневным белым. Белые тоже умеют злиться, не так ли?

Гнев - это отклик равных возможностей.

И кстати говоря, я встречал некоторых реально гневных женщин в моей жизни.

Когда говоришь такие вещи, нельзя смотреть на кого-то, ты смотришь прямо в середину прохода.

Почему ты злишься? Каин, почему ты в гневе? И отчего поникло лицо твоё?

Бог сказал Каину: "Если делаешь добро, не приму ли Я тебя?"

Неужели ты гневаешься о том, что сам же мог исправить?

Вина, которая ведёт к изменению поведения, это мощная вещь. Вина, которая хватает тебя за горло, и заставляет звонить мне, и говорить: "Слушай, я сожалею,..", это мощная вещь.

Это чудесное дело, когда ты достаточно виноват, чтобы смирить себя, свергнуть свою гордыню и свой имидж, и низвергнуть всю ту ложь, что ты говорил себе, и сказать: "Слушай, я скучал по тебе, и я устал от того, что мы всё время ссоримся, извини за всё, что я сделал, чтобы ранить тебя..."

Я достаточно мужик, чтобы посмотреть тебе в глаза, и сказать, что я виноват. Ты никогда не исцелишься!

Пока ты не исправишь этого.

Ты знаешь, почему у нас больше нет пробуждений? Да, у нас есть трёхдневные собрания, но нет пробуждений.

У нас нет пробуждений, потому что у нас нет покаяний.

Невозможно иметь пробуждение, если не можешь пойти на покаяние.

До той поры, пока все приходят в церковь упрямыми, и говорят: "Вот моя версия, и я держусь за неё".

Плевать, кого ты пригласишь проповедовать, у тебя будет служение, может быть церковь, можешь кричать, можешь танцевать, «пока народ Мой, призванный по Имени Моему, не смирится и не взмолится, и не взыщет лица моего, и не обратиться от лукавых путей своих. Тогда я услышу с неба, прощу грехи их», и Бог сказал: "Я исцелю твою землю!"

Не наши грехи удерживали нас от Бога, а наше нежелание отпустить их.

Бог говорит: Я прощу твой грех. Это не проблема. Я простил твои грехи. Я исцелю твою землю!

Проблема не в том, что ты сделал. Вопрос в твоей надменности. В твоей неспособности смирить себя. Он сказал: Если бы ты, если бы ты хотя бы смирил себя, если ты перестанешь искать отмазки своему плохому поведению, если ты перестанешь оправдывать что-то, только потому, что тебе так нравится, если бы ты перестал делать что-то, просто потому что ты это любишь, вместо того, чтобы делать что-то, потому что так правильно, Бог говорит: "Дело не в грехе, с ним Я могу справиться, у меня есть противоядие, есть таблетка, Я пролил Кровь, у Меня есть ключик, Я могу вытащить тебя, Я избавил тебя, Я простил тебя, Я освобожу тебя, Я сделаю как будто ничего и не было, Я это вычистил, Я могу вычистить это лучше, чем твоя ложь, что ты плетёшь, Я могу зачистить, у Меня есть белизна, мыльная водичка, Я сотру с тебя пятно, если ты смиришь себя. Но из-за того, что ты сам себя лечишь... ты сам себе адвокат... Ты не оставил места, чтобы Я вытащил... ы должен был бы препоручить себя милости суда, и сказать "Я абсолютно виновен, у меня нет права быть здесь, я - грешник, бесполезный отброс, каждое благословение, что у меня есть, это благодать Божья, аждая дверь, что Он открывал, это благодать Божья, каждая гора, что Он двигал, это благодать Божья, я заслуживаю сгореть в аду за то, что я сделал, но спасибо Богу за каждое благословение, видишь этот пиджак? Это благословение. Видишь штаны - это благословение. Видишь туфли? Это благословение! Ещё лучше - видишь эти ноги? Это благословение! Видишь эти ступни? Это благословение! Видишь эти руки? Это благословение! Я не заслуживаю ничего этого, Богу вся...

Кто-то смиренный, воздай Ему хвалу!

Смотри, когда я учу служителей, об экзегетических проповедях, и подаче текста, я говорю им: "Никогда не давай ответа, пока не опишешь вопроса".

Потому что ответ имеет силу лишь в свете вопроса.

Если не описать вопрос, ответ не имеет значения. Поэтому, если ты кидаешься в этот текст, и ты видишь только эту женщину уливающую Его ноги слезами, и не понимаешь почему, то ты можешь подумать, что она радикальна, может она рехнулась, может глупая, сошла с ума, чего это она плачет, что она не перестаёт плакать?

«Чего это она скачет на служении, она шумная, она громкая, она не управляема, каждый раз, когда Епископ что-то скажет, она скачет там, она что, с ума сошла? Я не хочу сидеть рядом с ней, она ведёт себя как сумасшедшая..." Если ты не знаешь историю, ты не понимаешь мой отклик.

Давай, кто-то!

Но когда ты знаешь, что я пережила, когда ты знаешь, как я пострадала, и ты знаешь, что я тащила, боль и агонию того, что я влачила...

Прав ли я об этом? Пойми, тебе следует славить Бога, что ты милашка, и он славит Бога, потому что крут.

И она славит Бога, потому что богата, а он славит Бога за свой костюм. А она славит Бога, потому что сделала воскресную причёску.

Но меня не волнуют шляпки, тряпки, пиджаки. Я славлю Бога за то, что вес, который пригибал меня вниз...

Коснись троих, скажи: "Он взял его с меня. Он взял его с меня".

Скажи соседу: "Он забрал их". И если я НИКОГДА не получу машину, если я Никогда не получу дом, если я никогда не получу работу, я просто благословлён.

Вина, которая ведёт меня к переменам, это сильная вещь. А что насчёт вины о том, что я не могу изменить?

Я не могу вернуть того ребёнка. Я не могу добиться ремиссии. Что о вине, которую мы влачим о том, что мы не можем... не можем изменить?

Я бы исправил это, если бы мог. Если бы пришлось начать заново, я бы изменил всё.

Я был эгоистом, и я сожалею. Что делать, когда наведённый тобой бардак невозможно убрать?

Переиграть не получается. Я привела этого мужика в дом. Я привела в дом мужика, что изнасиловал мою дочь.

Моего сына изнасиловал мой же мужик. И он рассказал мне, но я назвала его лжецом.

Епископ, я бы исправил это, но тот, кому я это сделал - мёртв. Тот, кто ранил меня, не может вернуться.

Их нет. И мне кажется, что если бы они только сказали "Извини", всё бы наладилось.

Что делать, когда ты не можешь отыграть назад, что было сделано?

Ты не можешь исправить это. И ты стоишь там, ожидая, чтобы что-то случилось. Чего не может случиться. Что вину мне может смыть?

Ничто, лишь Кровь Иисуса. Что может исцелить?


Смотрите видео, а пока идёт
сбор на перевод следующей проповеди

Поделиться с друзьями

и ещё стоит подписаться на рассылку новостей, чтобы не пропустить новые статьи и видео от нас:

Подпишись, сделай шаг вперёд!

Facebook Twitter Google+ Pinterest LinkedIn VK
(9 голосов)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

×

Хотите больше?

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать новейшие статьи, видео и прочее

Вы можете отписаться в любое время.

Написать нам
Если вы обнаружили какую-то ошибку на нашем сайте, пожалуйста опишите нам, что именно не так. Также эта форма позволяет вам задать вопрос нашему служению...
1000 максимум символов
Мы постараемся отреагировать как можно быстрее. Если Вы пришлёте нам много сообщений об ошибках, мы отблагодарим вас каким-то бонусом!
0
Поделились